lengvizd (lengvizd) wrote,
lengvizd
lengvizd

Category:

Смерть А. С. Пушкина. Мифы и реальность (Анатолий Клепов) / Проза.ру Часть1

Оригинал взят у yuri_shap2015 в Смерть А. С. Пушкина. Мифы и реальность (Анатолий Клепов) / Проза.ру Часть1
http://www.proza.ru/2009/12/02/984

Выше ссылка на оригинал статьи...
Прошу ознакомиться со статьей о А.С. Пушкине, в которой автор исследует профессиональную деятельность "ГЕНЕРАЛА-ГРУ" Пушкина А.С. Возможно данный материал подскажет Искателям, почему же считается, что в произведениях Сергеевича, очень много зашифрованной информации, в том числе и об истории и исторических событиях. Как профессиональный шифровальщик, он просто не мог по другому, если человек чем-то занимается профессионально, то и в творчестве он так или иначе будет использовать свои "навыки"... А тем более, если это вопрос жизни и смерти автора. Без преувеличения. Министерство цензуры России, имело в о времена Пушкина широчайшие полномочия. Уровень "допуска" Пушкина к гостайне, был наверное одним из самых высоких. Вот и выкручивался Сергеевич, как мог.... шифровал свои сказки. Как там он сказал: "Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок....". В общем, похоже что нужно перечитать "Наше Все." Да повнимательнее....

Смерть А. С. Пушкина. Мифы и реальность
Анатолий Клепов


24 января 1722 года Петр I утвердил Закон о порядке государственной службы в Российской империи (чины по старшинству и последовательность чинопроизводства). Существовала следующие градации чинов: военные, статские (гражданские) и придворные и они делились на четырнадцать классов.

В частности для нас интерес представляют следующие чины:
Гражданский чин 3 класса в 1722-1917 - Тайный советник. Придворные чины в 1722 г. - Обер-шталмейстер, с XIX века по 1917 г. - Гофмейстер, гофмаршал, шталмейстер, егермейстер, обер-церемониймейстер. В гвардии (пехота и кавалерия) чин 3 класса с 1748 г. - полковник. В армии (пехота) чин 3 класса в 1722 г. - Генерал-лейтенант, 1730 г. - Генерал-поручик, в 1798 г. и 1884-1917 гг. - Генерал-лейтенант. В Армии (кавалерия) чин 3 класса в 1798 г. и 1884-1917 гг. - Генерал-лейтенант. У казаков чин 3 класса в 1798 г, 1884-1917 гг. - Генерал-лейтенант. Во флоте чин 3 класса в 1722, 1764, 1798, 1884, 1907, 1912-1917 гг. - Вице-адмирал.
IV класс

2. Гражданский чин 4 класса в 1722-1917 гг. - Действительный статский советник. Придворные чины в 1722 г. - Обер-камергер, Обер-гофмейстер, с XIX века по 1917 г. - Камергер. В гвардии (пехота) чин 4 класса в 1722 г. и 1730 г. - полковник, в 1748 г. - подполковник. В гвардии (кавалерия) чин 4 класса в 1748 г. - подполковник. В Армии (пехота и кавалерия) чин 4 класса во все периоды - Генерал-майор. У казаков чин 4 класса в 1798, 1884-1917 гг. - Генерал-майор. Во флоте чин 4 класса в 1722, 1764 г. - Шаутбенахт, 1798, 1884, 1907, 1912-1917 гг. - Контр-адмирал.

Гражданский чин 9 класса в 1722-1917 гг. - Титулярный советник. Придворные чины в 1722 г. - Надворный егермейстер, надворный церемониймейстер, камер-юнкер, обер-кухенмейстер, с XIX века по 1917 г. - Гоф-фурьер. В гвардии (пехота) чин 9 класса в 1722 г. - Лейтенант, в 1730, 1748, 1798-1917 гг. - Поручик. В гвардии (кавалерия) чин 9 класса в 1730, 1748, 1798, 1884-1917 гг. - Поручик. В Армии (пехота) чин 9 класса в 1722, 1730, 1798 - Капитан, в 1884-1917 гг. - Штабс-капитан. В Армии (кавалерия) чин 9 класса в 1798 г. - Ротмистр, в 1884-1917 гг. - Штабс-ротмистр. У драгунов чин 9 класса в 1798 - Капитан. У казаков чин 9 класса в 1798 - Есаул, 1884-1917 г. - Подъесаул. Во флоте чин 9 класса в 1722 г. - Капитан-лейтенант, 1764 г. - Поручик, 1798 - Лейтенант, 1884 г. - Лейтенант, 1907 г. - Лейтенант и ст. лейтенант, 1912-1917 гг. - Лейтенант.

Закон от 9 декабря 1856 г. установил личное дворянство - всем видам служб с IX класса.
Лица, получившие звание камергера после 1809 г., назывались либо просто камергерами (если они входили в установленный в 1826 г. их комплект — 12 человек), либо именовались формулой в звании камергера. На 1840 г. первые имели гражданские чины III и IV классов, вторые — IV класса.

Известно, что 31 декабря 1833 г. звание камер-юнкера получил А. С. Пушкин. И к этому времени А. С. Пушкин имел чин всего лишь титулярного советника (IX класс). А в соответствии с указом Александра I IX класс официально стал нижним рубежом для назначения в камер-юнкеры. Напомним, что А.С. Пушкин служил в Министерстве иностранных дел России.

Теперь обратимся к некоторым интересным историческим документам.

ЗАПИСЬ В КНИГЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ЦЕРКВИ
СПАСА НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА, ЧТО ПРИ ГЛАВНЫХ КОНЮШНЯХ
Когда и кто именно помер Первого числа февраля
скончался Двора его императорского величества камер-юнкер титулярный советник Александр Сергеевич Пушкин, 36 лет.
Отчего приключилась смерть От раны
Кем исповеданы и причащены Протоиерей Петр Дмитриевич Песоцкий
Где и кем погребены Псковской губернии Опочецкого уезда в монастыре Святые Горы
Как мы видим в этом прискорбном документе имеется полное соответствие придворному званию и чину. Однако встречаются грубые неточности. Неправильно указана дата смерти. Дата смерти не 01.02.1837, а 29.01.1837.

Рассмотрим другой документ, послужной список А.С. Пушкина.
ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ТИТУЛЯРНОГО СОВЕТНИКА
В ЗВАНИИ КАМЕР-ЮНКЕРА АЛЕКСАНДРА ПУШКИНА. 1837 г.
Из дворян.
От роду имеет 38 лет, в ведомстве Министерства иностранных дел, вероисповедания православного.
Родовое имение Нижегородской губернии, Лукьяновского уезда, 200 душ.
В графе у жены: родовое имение, благоприобретенное, сведения не доставлены.
Обучался в Императорском Царскосельском Лицее. Выпущен из оного и по высочайшему указу определен в ведомство иностранных дел с чином коллежского секретаря 1817 г. июня 13-го.
По высочайшему указу уволен вовсе от службы 1824 г. июля 8-го.
(В особой рубрике к этому прибавлено: “без награждения чином”).
Во время жительства его в Одессе высочайше повелено перевесть его оттуда на жительство в Псковскую губернию, с тем, чтобы он находился под надзором местного начальства. 1824 г. июля 11-го.

По высочайшему указу определен по-прежнему в ведомство государственной коллегии иностранных дел тем же чином. 1831 г. ноября 14-го.
Пожалован в титулярные советники 1831 г. декабря 6-го.
Пожалован в звание камер-юнкера 1833 г. декабря 31-го.
Здесь много небрежностей и неточностей.
Например, в церковной записи указано, что Пушкин умер в 36 лет, в Послужном списке — ему 38 лет, а в самом деле Пушкин умер на 38-м году жизни. Дата смерти не 01.02.1837, а 29.01.1837, и т.п.

А ниже мы приведем важнейший документ, который в большой степени доказывает, какую должность А.С. Пушкин занимал в МИД.
ИЗ ВОЕННО-СУДНОГО ДЕЛА О ДУЭЛИ
Командиру Лейб-гвардии конного полка свиты Его императорского Величества господину генерал-майору и кавалеру барону Мейендорфу оного же полка полковника Галахова
Рапорт.

Вследствие предписания Вашего превосходительства от 2-го числа сего февраля за № 1 произвел я следствие, кто именно прикосновен к делу, дуэли бывшей между поручиком Кавалергардского Ее Величества полка бароном Геккерном и камергером Пушкиным. По объяснениям: поручика Геккерна, писанного мною со слов его и им самим подписанного, и инженер-подполковника Данзаса явствует, что секундантами при дуэли были инженер-подполковник Данзас и чиновник французского посольства виконт Д’Аршиак и что, кроме сих двух лиц, знал о имеющей быть дуэли между поручиком Геккерном и камергером Пушкиным министр Нидерландского двора посланник барон Геккерн. Подлинные объяснения полковника Данзаса и поручика Геккерна при сем Вашему превосходительству представить честь имею.
Февраля 3-го дня 1837.
Полковник Галахов

По причине раны в правую руку барон де Геккерн, будучи не в состоянии сам писать, нижеследующее показание писано с его слов:
27 числа января г. поручик Геккерн действительно дрался на пистолетах с камергером Пушкиным, ранил его в правый бок и был сам ранен в правую руку. Секундантами были со стороны поручика Геккерна виконт д’Аршиак, находящийся при французском посольстве, а со стороны камергера Пушкина инженер-подполковник Данзас. Поручик Геккерн в тот же самый день 27-го января просил виконта д’Аршиака быть его секундантом, который однако ж и прежде сего знал все сношения поручика Геккерна с камергером Пушкиным, до дуэли бывшие.

Место поединка было за Комендантскою дачею близ Новой Деревни, в роще, куда поручик Геккерн с виконтом д’Аршиаком отправились вместе в 4-м часу пополудни. Кроме виконта д’Аршиака и инженер-подполковника Данзаса, знал о дуэли, следующей быть между камергером Пушкиным и поручиком Геккерном, один только усыновивший его министр Нидерландского двора посланник барон Геккерн; а более решительно никто.
Справедливость сего показания свидетельствую.
Февраля 3-го дня 1837.
поручик барон Геккерн.

Вследствие предписания Вашего высокоблагородия честь имею донести, что я точно был свидетелем со стороны камергера Пушкина, при дуэли, произошедшей между им и лейб-гвардии Кавалергардского полка поручиком Геккерном, 27-го января в 5-м часу пополудни за Комендантской дачей. Кроме меня и секретаря Французского посольства виконта д’Аршиака, бывший секундантом у поручика Геккерна, при дуэли никто не находился, и, сколько мне известно, кроме присутствующих, знал об ней один только министр Нидерландского двора барон Геккерн, но так как я узнал о дуэли в тот же самый день и имел переговоры с виконтом д’Аршиаком только касательно условий самой дуэли, то мне и неизвестна мера их прикосновенности по сему предмету.
Февраля 3-го дня 1837.
Подполковник Данзас.

Уточним, что поручик Геккерн имел полное имя Георг Де-Геккерен (Дантес).
Из этих документов мы видим, что проводивший расследование дуэли Полковник Галахов и сам дуэлянт Геккерн были уверены, что А. С. Пушкин имеет придворное звание камергера.
И в последствии это звание камергера подтверждается в объяснительной Геккена:
Зовут меня Георгий барон Геккерн, от роду имею 25 лет, воспитан я в Французском королевском военном училище, в коем приготовлен военным наукам.
Веры римско-католической, у святого причастия был 7-го января сего 1837 года.
В службу Его императорского Величества вступил я 8-го февраля 1834 года из французских дворян, уроженец из Кольмор-Эльзас, присяга мною учинена только на верность службы, имение имею за родителями недвижимое в Эльзасе.

Во время нахождения моего на службе января 28-го 1836 года из корнетов произведен в поручики, в штрафах по суду и без оного равно и под арестом не бывал.
Дуэль учинена мною с камергером двора Его императорского Величества Пушкиным 27-го числа минувшего января в 5 часов пополудни, за Выборгскою заставою близ Новой Деревни в роще за Комендантскою дачею, на пистолетах; причина же, побудившая меня вызвать его на оную, следующая: в ноябре м-це 1836 года получил я словесный и беспричинный камергера Пушкина вызов на дуэль, который мною был принят; спустя же некоторое время камергер Пушкин без всякого со мною объяснения словесно просил Нидерландского посланника барона Геккерна передать мне, что вызов свой он уничтожает, на что я не мог согласиться потому, что, приняв беспричинный вызов его на дуэль, полагал, что честь моя не позволяет мне отозваться от данного ему мною слова; тогда камергер Пушкин по требованию моему назначенному с моей стороны секунданту, находящемуся при Французском посольстве гр. д’Аршиаку дал письмо, в коем объяснял. Что он ошибся в поведении моем и что он более еще находит оное благородным и вовсе неоскорбительным для его чести, что соглашался повторить и словесно, с того дня я не имел с ним никаких сношений, кроме учтивостей.

Января 26-го Нидерландский посланник барон Геккерн получил от камергера Пушкина оскорбительное письмо, касающееся до моей чести, которое якобы он не адресовал на мое имя единственно потому, что считает меня подлецом и слишком низким. Все сие может подтвердиться письмами, находящимися у Его императорского Величества.

Обо всем вышеобъясненном, кроме Нидерландского посланника барона Геккерна, получившего означенное письмо, и находящегося при Французском посольстве бывшего с моей стороны секундантом графа д’Аршиака, никто не знал: советов к совершению или отвращению оной по случаю оскорбления меня ни от кого не принимал и прежних сношений инженер-подполковника Данзаса с камергером Пушкиным я никаких не знаю, кроме того, что только видел его на месте дуэли, к сему присовокупляю, что реляция всего учиненного нами дуэля вручена вышеупомянутым секундантом моим при отъезде его из С. Петербурга камергеру князю Вяземскому, который до получения оной о имеющей быть между нами дуэли ничего не знал.
6 февраля 1837.

Геккерн руку приложил.
И на основании расследования дуэли выносится следующий приговор суда:
Комиссия военного суда, соображая все вышеизложенное, подтвержденное собственным признанием подсудимого поручика барона Геккерна, находит как его, так и камергера Пушкина виновными в произведении строжайше запрещенного законами поединка, а Геккерна и в причинении пистолетных выстрелов Пушкину раны, от коей он умер, приговорила подсудимого поручика Геккерна за такое преступное действие по силе 130 артикула воинского сухопутного устава и других под выпискою подведенных законов повесить, каковому наказанию подлежал бы и подсудимый камергер Пушкин, но как он уже умер, то суждение его за смертию прекратить, а подсудимого подполковника Данзаса, хотя он и объясняет Комиссии, что при изъявлении согласия быть посредником при вышеобъявленном происшествии спрашивал секунданта с противной стороны графа д’Аршиака, не имеет ли средств к примирению ссорящихся миролюбно, который отозвался что нет никаких, но как не поступил по всей силе 142 воинского артикула, не донес заблаговременно начальству о предпринимаемом ими злом умысле и тем допустил совершиться дуэли и самому убийству, которое отклонить еще были способы, то его Данзаса по долгу верноподданного, не исполнившего своей обязанности, по силе 140 воинского артикула повесить. Каковой приговор подсудимым поручику барону Геккерну и инженер-подполковнику Данзасу объявить и объявлен, а впоследствии над ними конфирмации на основании доклада генерал-аудитора князя Салагова от 18 июля 1802 года содержать под строгим караулом.
Впрочем таковой свой приговор представляет на благоусмотрение высшего начальства.

Приговор комиссии военного суда.
1837 года февраля 19 дня.
Вот в этом интереснейшем историческом документе имеется очень важная деталь:
«приговорила подсудимого поручика Геккерна за такое преступное действие по силе 130 артикула воинского сухопутного устава и других под выпискою подведенных законов повесить, каковому наказанию подлежал бы и подсудимый камергер Пушкин, но как он уже умер, то суждение его за смертию прекратить…». Выходит, что А.С. Пушкин будучи гражданским лицом попадал под действие 130 артикула воинского сухопутного устава! Но в соответствии с российским законодательством дела гражданских лиц не могли рассматриваться на основании воинского устава. Но этого сделано не было, так как не хотели привлекать к расследованию столь щекотливого дела гражданских лиц. Резонно возникает и другой вопрос? А может быть это вызвано тем, что А.С. Пушкин был военным или особо секретным государственным служащим, освещение деятельности которого не желательно для государства? То, что А.С. Пушкин является камергером подтверждается и в мнении КОМАНДИРА КАВАЛЕРГАРДСКОГО ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ПОЛКА Свиты Его Величества генерал-майора Гринвальда от 1837 года февраля 27 дня по поводу дуэли. А также в мнении НАЧАЛЬНИКА ГВАРДЕЙСКОЙ КИРАСИРСКОЙ ДИВИЗИИ ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА ГРАФА АПРАКСИНА от Марта 3-го дня 1837 года.

До этих пор во всех официальных документах по расследованию обстоятельств дуэли везде упоминалось, что А. С. Пушкин был камергером. И только после того, как документы о расследовании дуэли, в том числе и приговор военного суда, попали к Николаю I, камергер, придворная должность А.С. Пушкина, в последующих официальных документах была изменена на камер-юнкера! Приведем и этот документ:
Государь Император изъявив Высочайшую волю о суждении военным судом Кавалергардского ее Величества полка поручика барона Геккерна и камер-юнкера Пушкина за произведенную ими дуэль, равно и прикосновенных к сему делу, вместе с тем повелеть соизволил, что ежели между сими последними окажутся лица иностранные, то не делая им допросов и не включая в сентенцию суда, представить об них особую записку с означением только меры их прикосновенности.

Во исполнение сего представляя Вашему сиятельству доклад генерал-аудитора о поручике Геккерне и бывшем секундантом у Пушкина инженер-подполковнике Данзасе, имею честь приложить к оному особую записку, за подписанием генерал-аудиториата, о мере прикосновенности к сему делу иностранных лиц: Нидерландского министра барона Геккерна и состоявшегося при Французском посольстве виконта д’Аршиака.
17 марта 1837
Генерал-аудитор Ноинский
Очевидно, что Николай I сильно перепугался, что к расследованию дел будут привлечены иностранцы. Заметьте, что в тексте Генерал-аудитора Ноинского указано, что Николай I запретил допрашивать иностранцев по поводу этой дуэли. Это странно, и похоже, что Николай I, зная об участии в организации дуэли высокопоставленных иностранцев, стремился не допустить, чтобы полиция заподозрила их. Дело в том, что в случае допросов они могли сообщить сведения, изобличающие истинных организаторов этой трагической дуэли. Вероятно, в результате таких допросов могло выясниться, что А.С. Пушкина хотели убить, так как он обладал важнейшей государственной информацией, которая могла скомпрометировать лиц царской фамилии. Не дай бог полиция или III отделение возьмет какого-то иностранца, а он сообщит о подлинных причинах дуэли и о том, кто распространял фальшивые письма о поэте и его жене.

Косвенно эти выводы подтверждаются и тем, что после смерти А.С. Пушкина жандармы изъяли тетрадь с его записями под N 1 и не вернули родственникам. Она бесследно исчезла. Известный историк и чиновник при особых поручениях при министре внутренних дел Л. А. Перовском предполагал, что в них могли содержаться сведения государственной важности. Какие записи были в ней, что так взволновали III отделение ЕВСК, и почему после следствия её не отдали родственникам, сейчас можно только предполагать. Но несомненно, они содержали сведения, которые серьезно затрагивали интересы государства, а может быть даже и самого Императора.

И вот с этого времени во всех официальных документах А.С. Пушкина называли камер-юнкером:
В ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СЕНАТ ВОЕННОГО МИНИСТРА
РАПОРТ
Генерал-аудиториат по рассмотрении военно-судного дела, произведенного над поручиком Кавалергардского Ее Величества полка бароном Егором Геккерном, нашел его виновным в противозаконном вызове камер-юнкера двора Его Императорского Величества Александра Пушкина на дуэль, и в нанесении ему на оной смертельной раны. К чему было поводом то, что Пушкин, раздраженный поступками Геккерна, клонившимся к нарушению семейственного его спокойствия, и дерзким обращением с женою его, написал к отцу его, Геккерна, министру Нидерландского двора барону Геккерну письмо с оскорбительными для чести их обоих выражениями. — А потому генерал-аудиториат, соображаясь с воинским 139-м артикулом и Свода Законов тома XV-го статьею 352-ю, полагал: его, Геккерна, за вызов на дуэль и убийство на оной камер-юнкера Пушкина, лишив чинов и приобретенного им российского дворянского достоинства, написать в рядовые с определением на службу по назначению Инспекторского департамента. С сим заключением поднесен был Государю Императору от генерал-аудиториата всеподданейший доклад, на котором в 18-й день сего марта последовала собственноручная Его Величества высочайшая конфирмация:
“Быть по сему, но рядового Геккерна как не русского подданного выслать с жандармами за границу, отобрав офицерские патенты”.

Сделав распоряжение по воинской части о приведении сей высочайшей конфирмации в надлежащее исполнение, имею честь донести об оной Правительствующему Сенату.
Подписал военный министр граф Чернышев
19 марта 1837.
Возникает резонный вопрос: почему же в результате расследования дуэли была так сильно понижена придворная должность А.С. Пушкина? Вероятно, здесь кроется небольшая юридическая деталь, которая была связана с придворной должностью камергера. Дело в том, в соответствии с действующими тогда правилами по достижении человеком звания камергера III класса (тайного советника) он автоматически лишался его, но сохранялось предыдущее звание камер-юнкера. Это обеспечивало ему возможность свободно посещать дворец и встречаться с представителями царствующего дома. Поэтому А. А. Половцов в разговоре с Александром III имел основания сказать: «У нас в России всегда будет сильно слово того человека, который имеет к вам личный доступ». Такого же мнения придерживался и О. Бисмарк, который утверждал: «То, чего я достиг, я достиг скорее как камергер, чем как министр».

Немаловажным фактором являлось то, что придворное звание гарантировало его обладателю причисление его к одному из подразделений Министе;рства Импера;торского Двора; и уделов, государственному органу Российской империи, учрежденному 22 августа (3 сентября) 1826 г. Это был особый орган в государстве, и его деятельность была вне контроля высших государственных учреждений. В основном он финансировался из государственного бюджета и дорого обходился казне.

О финансировании этого министерства рассказывает в своих воспоминаниях С.Ю. Витте, который был министром финансов России: «По закону смета Министерства двора должна была рассматриваться в Государственном совете на общем основании», но «на практике расходы эти регулировались соглашением» между министрами двора и финансов, а «затем Государственный совет принимал цифру, сообщенную министром финансов».
В 1897 г., вскоре после назначения министром двора барона В. Б. Фредерикса, С.Ю. Витте получил, как он писал, «от него... высочайшее повеление, отменяющее законы и устанавливающее такой порядок относительно сметы Министерства двора: смету эту составляет и представляет на утверждение государя министр двора, а затем сообщает общую цифру министру финансов, который должен внести именно эту цифру без обсуждения в Государственном совете в государственную роспись… Государь повелевает, чтобы сие высочайшее повеление не обнародовали, дабы не возбудить толков, а чтобы при кодификации законов, т. е. печатании нового издания, были соответственно изменены соответствующие статьи».

Как можно заметить из этих воспоминаний, российские императоры могли по своему усмотрению менять без широкой огласки важнейшие статьи закона. Что там говорить о проведении следствия в отношении тех лиц, которых Николай I не хотел его вести.
Таким образом, расхождение в сведениях о придворных должностях А.С. Пушкина можно объяснить только тем, что ему был присвоен гражданский чин третьего класса - чин тайного советника! Это соответствовало в те времена ни много, ни мало военному чину генерал-лейтенанта! Представляете, какой бы шум подняла общественность России, узнай она, что на дуэли был убит тайный советник, да еще МИД. Вряд ли тогда Николай I смог бы выпустить барона де Геккерена из России. Но более всего, несомненно, Николай I боялся продолжения расследования, в результате которого могла бы выясниться некоторая достаточно «деликатная» его деятельность в России. А возможно, и обнаруженная во время следствия информация, которой владел А.С. Пушкин, была бы крайне нежелательно для Николая I.

Выдворение человека, которого сначала приговорили к высшей мере наказания, а потом, помиловав, отпустили, очень напоминает юридическую процедуру выдворения разведчиков по просьбе той страны, с которой не хотят портить дипломатические отношения. По-другому вряд ли это можно объяснить.
А теперь попробуем разобраться, какую должность мог занимать чиновник, имевший чин III класса в МИД России того времени.

В начале XIX века в России Александр I провел реорганизацию высшего государственного управления России, и вместо коллегий были учреждены министерства. Одновременно его именным манифестом министрам министерств было указано немедленно образовать канцелярии в министерствах. Созданная канцелярия МИД подразделялась на четыре экспедиции.
Первая экспедиция ведала азиатскими делами, вторая – перепиской с Цареградской миссией и всеми внутренними делами, третья – «перепиской на французском языке с министрами в чужих краях и внутри государства», а также выдачей заграничных паспортов, четвертая – нотами и записками от иностранных министров. Каждую экспедицию возглавлял управляющий в должности коллежского советника (соответствовал чину VI класса).

Также в МИД были организованы и три секретные экспедиции. Первая – цифирная (шифровальная). Вторая – цифирная (дешифровальная) и третья экспедиция – газетная (служба перлюстрации) и архива. Впоследствии экспедиции были преобразованы в отделения с повышением ранга управляющих. В 1832 г. Николай I реорганизовал центральное управление МИД. Были образованы департаменты. Департамент Внутренних сношений, Департамент хозяйственных и счетных дел и Департамент внешних сношений, который объединил секретные экспедиции и архив министерства.

С 1832 г. должность правителя канцелярии исполнял Е. А. Кудрявский. А с 1835 г. стал её директором. Секретной экспедицией (шифры и литография) заведовал ближайший друг А. С. Пушкина П. Л. Шиллинг фон Канштадт, тайный советник (чин III класса). Немногие при жизни П. Л. Шиллинга фон Канштадта знали, что он был руководителем шифровальной службы России. Было только известно, что он состоит на ответственной службе в МИД.
Царским указом было запрещено публично упоминать о подобных лицах. Курировал Департамент внешних сношений МИД из-за его особой важности непосредственно начальник III отделения Его Величества Собственной Канцелярии А.Х. Бенкендорф. И все важнейшие дела этого департамента подлежали обязательному с ним согласованию. Фактически в те времена Департамент Внешних Сношений МИД выполнял и функции внешней разведки. Такие, как, например, сейчас Служба Внешней Разведки (СВР) России.

Была еще интереснейшая особенность. Выезд сотрудников этого наисекретнейшего Департамента за рубеж был строго запрещен царем.
Напомним, как А.С. Пушкин поступал на государственную службу.
9 июня 1817 года воспитанник Царскосельского лицея А.С. Пушкин, выпущенный в свет чиновником X класса в звании коллежского секретаря, получил назначение в Государственную Коллегию иностранных дел на должность переводчика с денежным содержанием семьсот рублей в год.
15 июня 1817 г. он дал присягу Александру I и ознакомился с содержанием документа Коллегии от 5 марта 1744 года о неразглашении служебной тайны, а также с указом Петра I «О присутствующих в Коллегии иностранных дел, о порядке рассуждения по делам особенной важности и по бумагам текущим и о назначении числа чиновников с распределением должностей между ними». После этого он подписал документ об озакомлении, что являлось необходимой процедурой для получения доступа к секретным документам.

В настоящее время подобная процедура существует в государственных организациях России, в которых ведется секретная работа и переписка. Коллегия иностранных дел была создана Петром Великим 13 февраля 1720 года для выполнения, прежде всего, разведывательных задач. В книге «Очерков по истории российской внешней разведки» под редакцией академика Е.М. Примакова подробно рассказано о деятельности Коллегии иностранных дел России, предшественнице иностранного отдела ВЧК-ОГПУ, Первого главного управления КГБ СССР и нынешней Службы внешней разведки России. Это было единственное учреждение, подчинявшееся не Сенату, а непосредственно Александру I.

Теперь понятно,что при таком высоком уровне секретности работ сотрудники этого Департамента получали разрешение на выезд за границу только лично у Императора. Вот, возможно, самая вероятная причина, почему А.С. Пушкину никогда не разрешали выезжать за границу! Его друзья бывали во многих странах, и поэт в своих письмах часто писал о своем желании побывать за границей. Но ему всегда отказывали, ведь ранг тайного советника Третьего класса соответствовал по меньшей мере должности старшего советника в МИД и был не ниже должности самого П.Л. Шиллинга фон Канштадта, руководителя криптографической службы России. Естественно, такого уровня сотрудники были осведомлены обо всей деятельности секретного подразделения МИД, так как входили в его руководство. Несомненно, в архивах МИД хранились и особо секретные документы, и к ним имело допуск ограниченное число людей. Среди них был и А.С. Пушкин.

Теперь понятна реакция Николая I, который стремился как можно быстрее замять скандал с дуэлью А.С. Пушкина. Ведь могла выясниться, что иностранцы инициировали убийство, а потом еще и скомпрометировали, одного из руководителей самого секретного Департамента МИД, состоявшего в должности тайного советника – генерал-лейтенанта.
Попробуем доказать это. Первый путь это определить, какой же оклад получал А. С. Пушкин на государственной службе, и кто имел такие оклады в аналогичных ведомствах.
14 ноября 1831 года был издан высочайший указ: «Государь император высочайше повелеть соизволил: отставного коллежского секретаря Александра Пушкина принять на службу тем же чином и определить его в государственную Коллегию Иностранных Дел».
А 6 декабря 1831 года вышел другой императорский указ: «Государь император всемилостивейше пожаловать соизволил состоящего в ведомстве Гос. Коллегии Иностр. Дел колл. секр. Пушкина в титулярные советники».

Tags: историческая аналитика, история, комиссия по борьбе с лженаукой, потырил у камрада
Subscribe

  • Аутлуков о памяти потомков

    Однажды Император пригласил одного старого сёгуна в Киото на чайную церемонию под ветвями цветущей сакуры. Выпив чашу саке, он сказал: - Мой верный…

  • Аутлуков и Полный Вперёд

    Когда Аутлуков был маленький, его часто оставляли у бабушки, на втором этаже маленькой двухэтажки, в маленькой квартирке, с маленькой - маленькой…

  • Аутлуков о возрасте вселенной

    Однажды заведующая кафедрой ядерной физики и химии Агаповской академии космологии и космогонии Софья Андреевна Перемоген спросила Аутлукова: -…

promo lengvizd june 28, 2016 06:07 40
Buy for 10 tokens
- Ну, что, Аутлуков, как дела то? Хозяева то не показывались больше? - Нет. Как последние телеги добра с Домов Комсостава вывезли, так всё. Почитай уж третий месяц как в самостоятельном плавании. - И народ не догадывается? - Нет. Мы же на отшибе. Кругом колючка под напряжением и старые…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment